Интервью с отцом Андреем Юревичем

IMG_0292 (1)3 марта единственный в России Музей Современного Христианского Искусства представил посетителям уникальную выставку живописи Сергея Александрова «Азбучная молитва». Выставка проходит в библиотеке искусств им.А.П. Боголюбова. ул. Сущевская, д.14 (Москва) до 15 марта. вт.-сб. 10.00-22.00, вс. 10.00-20.00
Мы побеседовали с основателем уникального Музея — отцом Андреем Юревичем, настоятелем храма Всемилостивого Спаса в Митино (Москва), членом Союза архитекторов, главным архитектором Финансово-хозяйственного управления РПЦ, член-корреспондентом Петровской академии наук и искусств.
– Расскажите, пожалуйста, об истории и современной деятельности Музея Современного Христианского Искусства.
– Этот проект действует уже почти 20 лет. По светской профессии я архитектор, и мне интересно все, что связано с изобразительным искусством. А идея организовать выставку современных художников, которые создают произведения искусства на религиозную тему, родилась, когда весь мир праздновал 2000-летие Рождества Христова. В то время я был настоятелем храма в Красноярском крае, в городе под названием Лесосибирск. Сначала мы планировали сделать выставку небольшой, локальной, для художников нашего городского объединения. Но о мероприятии узнали в Красноярском отделении Академии художеств и изъявили желание принять участие. Так что выставка прошла в двух городах — Лесосибирске и Красноярске. Собралось довольно много очень интересных работ, а для нашего небольшого города это было значительным мероприятием. И самое главное — тема выставки с одной стороны традиционная, а с другой — очень редкая.
– Планировалось проводить такие выставки регулярно?
– Это мыслилось разовым мероприятием. Но художники, принимавшие участие в выставке, и люди, которые приходили к нам, стали просить проводить такие выставки регулярно. И мы решили делать это в формате биеннале, раз в два года. Нам хотелось собирать вместе новые работы на эту тему, и те произведения, которые есть в мастерских художников, но никогда нигде
не выставлялись. Через Академию художеств мы привлекли практически всю сибирскую часть страны от Урала до Дальнего Востока, а потом уже подключились Москва, Санкт-Петербург, Ярославль и другие города. Так выставка стала уже Всероссийской. И за 10 лет, начиная с 2000 года, мы провели 5 таких мероприятий.
– А как возникла идея создания Музея Современного Христианского Искусства?
– С момента первой выставки многие художники решили часть своих работ подарить нашему приходу, устроителям. И мы подумали, что нужно собирать коллекцию произведений, во-первых, для того, чтобы христианское искусство было как-то сконцентрировано, это же очень интересно. А во-вторых, чтобы работы не пропадали в безвестности, потому что они либо висят у
художников и их наследников, либо продаются каким-то богатым людям, в том числе заграницу, и их никто не видит, кроме владельцев. А так это станет народным достоянием. И довольно быстро собралась внушительная коллекция. Что-то нам дарили, что-то мы покупали. И в 2009 году в Лесосибирске мы открыли Музей с собранием произведений, которое было на тот момент.
– Сейчас Музей действует и в Москве?
– Москва — мой родной город. Мы с матушкой Ольгой здесь родились, прожили 25 лет, а потом уехали в Лесосибирск. Причем совершенно добровольно, не по какому-то распределению. Там прожили почти 30 лет, и в январе 2011 года вернулись сюда с большой семьей: семеро детей и уже десять внуков у нас с матушкой. Здесь, среди всех остальных трудов, приходских и архитектурных, работа с выставками продолжается. Архитектура меня никогда не оставляла. В Сибири я проектировал и строил храмы, а сейчас вообще занимаюсь всей программой строительства новых храмов в Москве. С художниками, которые ранее принимали участие в выставках, я поддерживал отношения, со многими мы стали друзьями.
В Москве много выставочных площадей и, конечно, художников. Есть люди, которых эта тема интересует, и они выступают кураторами, организуют выставки разного формата, разных направлений. Но наша ниша — живопись, графика и скульптура с современными элементами, ходами и стилями, символическими элементами, но не жесткий авангард, а спокойные, умные,
философские вещи.
Пока проходят выставки, я начинаю думать о новом собрании произведений христианского искусства, которое будет уже здесь, в Москве. Здесь уже другие возможности, есть большие фонды, благотворители. Мы проводим разные акции, собираем средства в пользу Музея. Когда устраиваем выставки, заранее оговариваем, что часть работ войдет в фонд Музея. Так собралось уже достаточно солидное собрание, около 500 работ живописи, графики и скульптуры.
– Где можно увидеть эти работы?
– Пока, к сожалению, у нас нет своего постоянного помещения. Мы обычно договариваемся с кем-то о сотрудничестве, как сейчас — с библиотекой им. А.П. Боголюбова. Выставка, которая сейчас проходит, там и размещается. Весной 2018 года мы там же проводили выставку, приуроченную к Пасхе, из собрания произведений нашего Музея. А в декабре в честь Рождества Христова — персональную выставку художника-иконописца Ольги Шаламовой. Вчера было торжественное открытие выставки «Азбучная молитва», это тоже персональная выставка художника из Омска Сергея Александрова. Это довольно зрелый, маститый художник, его работы экспонировались в разных странах, в том числе в частных коллекциях в Германии, Швейцарии, Польше и других странах.
Он очень интересный человек, символист. Каждая его работа очень геометрична, архитектурно выполнена, с очень интересной игрой плоскостей, цвета.
– Что же такое «азбучная молитва»?
– Это очень интересное явление. По церковному преданию, и наши ученые это подтверждают, первые азбучные молитвы составляли Кирилл и Мефодий. Такие молитвы появились вместе с азбукой, отсюда и название. Азбучная молитва представляет собой акростих. Каждая буква славянского алфавита имеет свое название: Аз, то есть «я», Буки — «буквы», Веди — «знаю, ведаю». Каждая буква представляет собой первую букву слова, и на каждое слово сочиняется какая-то строфа. Строки складываются в единую большую поэму. Акростих — потому что начало каждой строфы начинается со следующей буквы алфавита. И на каждую букву, на каждый стих написана картина. Всего 32 картины.
На картине изображена собственно сама буква, текст стиха и изображение, которое является неотъемлемой частью содержания, как бы изобразительное прочтение этого стиха. В каждой работе достаточно много смыслов, есть поверхностные, есть более глубинные. Может быть, нужно немного знать духовную жизнь, Богословие, Закон Божий, Писания, чтобы понять глубину работы. Лучше всего, если кто-то рассказывает о картинах.
Интересно, что этот изобразительный проект связан со словом, а библиотека — это собрание книг, того, что связано со словом. Кроме того, библиотека им. А.П. Боголюбова — это библиотека искусств. Можно сказать, что эта выставка просто создана для того, чтобы экспонироваться в таком месте. Сейчас мы ведем переговоры о том, чтобы организовать в библиотеке Центр Современного Христианского Искусства.
– Открытие выставки было необычным…
– На открытии мы не только говорили о художнике и его работах. В том числе прозвучали мелодии в исполнении старинного армянского инструмента — дудука. На фоне этой мелодии я прочитал всю «Азбучную молитву», молитвенную поэму. И работы с выставки, из нашего Музея, очень подходят для такого синтетического действа, такой мистерии, когда слово звучит на фоне музыки, на фоне изображения, и свет участвует в этом. Это очень интересно. Я думаю, что в этом формате заложен определенный потенциал, есть свои перспективы.
– Что объединяет произведения искусства, собранные в Музее?
– С помощью искусства, изобразительных приемов, цвета, формы, графики, причем порой каких-то абстрактных вещей, художники заставляют человека задуматься о глубинных вещах, о смысле жизни, о смысле окружающего мира, об отношениях людей между собой, о том, что имеет ценность, а что есть пустое и ценности не имеет. На мой взгляд, самое ценное — живое общение с человеком.
– В прошлом году фильм о вашей семье был признан самым лучшим на Премии за
доброту в искусстве «На Благо Мира».
– Да, совершенно неожиданно фильм получил главный приз Премии. В течение года, пока длилось голосование зрителей, фильм был среди лидеров, но первым не был. По окончании голосования фильм оказался третьим. И нас пригласили на церемонию награждения. И вот в нашей номинации — «Документальное кино» — вручают приз за третье место, второе, первое — а нас не приглашают. Думали, может нам вручат какой-то диплом за нравственность или утешительный приз. А когда закончилось награждение, вышел главный устроитель конкурса Александр Евгеньевич Усанин и объявил, что главный приз конкурса получает фильм «Свидетельство о любви», фильм о доброте, любви и нравственности. Премия «На Благо Мира» и наш фильм лучший. Вот это да! Мы были очень удивлены. Советую посмотреть фильм, не потому, что это о нас, а просто как свидетельство. Фильм так и называется «Свидетельство о любви». Длится больше часа, и многие говорили, мол, посмотрю 10-15 минут, а потом не могли оторваться. Значит, в нем действительно заключена
какая-то сила. Может быть, и вас он к чему-то подтолкнет.
– Как проходила работа над фильмом?
– Это была идея режиссера Наталии Боцман и оператора Дмитрия Протопопова. Они из нашей общины, оба с образованием, портфолио, работают на центральных телеканалах. Собственно говоря, премию за фильм получили они. А началось все с того, что они хотели снять домашнее видео к нашему с матушкой Ольгой юбилею. Однажды они нас вывезли на озеро, чтобы снять красивые какие-то кадры, а мы с матушкой начали стоя у озера разговаривать и молиться. И тогда стало понятно, что это будет совсем другой фильм. Наш разговор, наша молитва тянется ниточкой через весь фильм. Есть там и свидетельства людей, наших детей, духовника, разные рассказы. Но что говорить, лучше один раз увидеть.
– В этом году вас пригласили в Экспертный совет Премии «На Благо Мира». Что для вас
значит участие в этом проекте?
– Да, по результатам конкурса, нашего знакомства с организаторами Премии, нас пригласили в состав жюри. Пока матушка Ольга смотрит работы участников, я ей доверяю, тем более, что нас пригласили обоих как одно лицо. Что значит? Мы можем, как нам кажется, то, что есть настоящее, истинное — продвинуть, а то, что есть мнимое — задвинуть. В моей деятельности много направлений — Музей, архитектура, участие в работе жюри конкурса, работа с людьми, многое другое, но все это — проповедь о Христе, спасении, вечности, о любви. Обо всем настоящем.